История Оренбургской областной клинической психиатрической больницы №2

  

   Первые данные о психически больных в Оренбургской области относятся к 1839 году. По переписи психически больных в Оренбургской Губернии с населением в 880000 насчитывалось 449 больных, т.е. один на 2000 жителей (в 2000 году – один больной на 50 человек). В этот период больные с психическими расстройствами время от времени призревались в больнице при богадельне. Эта богадельня существовала с 1835 года, в ней было всего 8 коек, больных осматривал старший врач военного госпиталя – самого солидного медицинского учреждения в городе, действующего с 1786 года. Надо полагать, что помощь отдельным психически больным оказывалась и в самом госпитале. Позднее, в шестидесятых годах, они содержались в городской Александровской больнице (в ней было всего 70 коек, все больные обслуживались одним врачом).

   17 ноября 1872 года в Оренбурге была открыта Губернская больница с психиатрическим отделением (два этажа старого корпуса областной детской больницы на углу улиц Цвиллинга и Рыбаковской). В «Оренбургской газете» 1902 года П.Н. Столповский так описывает обстановку во вновь отстроенном здании Губернской больницы:

   «…все служащие больницы…жили в самом здании её, где помещались кухня, цейхгауз и отделение для умалищённых. Результатом подобного порядка вещей было то, что скоро все, так сказать, перепуталось в этом здании. Близость жилых помещений всех служащих с палатами для больных, общий ход, разные именины, гости по ночам у служащих, запах разных кухонь…так как насоса и обоза для вывоза нечистот не было, то жидкость из ям вёдрами на верёвках ежедневно доставалась по ночам и выливалась в канавы небольшого сада, а зимой прямо в снег по двору, при этом использовался труд душевнобольных. Конечно, о разделении больных по роду болезни не было и речи, палаты душевнобольных были рядом с другими палатами. Штат служащих состоял из одного старшего врача и одного младшего, 5 фельдшеров и одного смотрителя и прислуги…».

 М.М.Кенигсберг

   Первым старшим врачом стал М.М.Кенигсберг – талантливый клиницист, организатор, учёный. Очень характерно он описывает стационарную медицинскую помощь в нашем городе конца прошлого века в своём медико-топографическом исследовании, опубликованном в издании «Оренбургский листок» №10 от 1 марта 1887 года:

   «Для стационарного пользования народо-населения устроены в городе две гражданские больницы. Одна больница городская содержится на средства города, специально для городских мещан и носит название Александровской мещанской больницы. Вторая же именовавшаяся раньше городской и впоследствии переименованная в губернскую, служит для пользования всех остальных сословий…Положение этих двух гражданских больниц в смысле благоустройства оставляет желать много лучшего. Мещанская больница, существовавшая раньше с 1858 года при богадельне только в 1864 году была переведена в отдельный выстроенный на 50 кроватей дом…Все необходимые приспособления для больницы…существуют в более чем первобытном виде. Отчёты по содержанию этой больницы, свидетельствующие о крайне жалком расходе по содержанию больных, могут только служить укором городскому самоуправлению, низведшему такое учреждение, как больница до жалкого состояния. Губернская больница преобразована в 1872 году из бывшей раньше башкирской с штатом на 100 кроватей ( в том числе 10 кроватей для умалишённых ). Материальное состояние этой больницы представляется ещё в более непроглядном свете, чем городской, благодаря отсутствию постоянных средств и особенностей положения Оренбургской губернии…При разделении в 1865 году Уфимской губернии на Оренбургскую и Уфимскую, бывший капитал Приказа Общественного Призрения почему-то был разделён, и вновь учреждённая Оренбургская губерния осталась таким образом без капитала… губернская больница, как приказная, не имеет ровно никаких фондов…Самым главным источником, обеспечивающим существование больницы служит плата, взимаемая за лечение, но так как известная часть больных ( напр. сифилитики ) неминуемо должна пользоваться бесплатно, не имущие же, которых очень много, тоже не платят, то больнице выдаётся в течение последних лет … из остатков сумм губернского распорядительного комитета… и могут даже быть не выдаваемы вовсе при отсутствии остатков…Штат больницы, ремонт белья, здания и т. п. не обеспечены… Между тем наплыв больных всё усиливается и потребность в расширении числа кроватей растёт… В виду особых указанных выше материальных условий больницы в плату за лечение включают по расчёту все статьи расхода по больнице, на штат, мелкий ремонт зданий и т. д., что очень тягостно отзывается на лечащихся бедняках, которым приходится платить по 18 и более рублей в месяц, согласно таксе устанавливаемой ежегодно. При подобной плате, пользование лечением в больнице становится почти недоступным тем, для кого она предназначена и порождает то обстоятельство, что больные поступают в больницу очень поздно и при малейшем улучшении выписываются. Несмотря на это мы видим постоянное переполнение больницы, сильное особенно в течение осени и зимы, когда число больных доходит вместо 100 до 150 и более. Работа в этой больнице для двух врачей ( сам Кенигсберг и младший врач К.Н.Архангельский ) более чем не обеспеченных при том содержанием, делается по временам непосильной… В отделении для умалишённых вместо штатного числа 10 кроватей помещается иногда с лишком 30 человек. Помещение же само по себе не расширено, опять таки за отсутствием средств. Подобные условия породили невозможное состояние этого отделения, теснота невозможная и трудновообразимая. Имеющиеся две комнаты для буйных не приспособлены как должно, и далеко не достаточно для числа беспокойных больных и по сему несчастные случаи неминуемы. Несмотря на то что больные могущие работать на дворе, высылаются под присмотром надзирателя днём и таким образом уменьшают число обитателей этаго отделения в течении дня, на ночь всё-таки туда запираются и вид этаго отделения в ночное время по истине не возможен и крайне тяжёл, так как, за невозможностью установить для всех кровати, приходится многих класть на пол, на сенники и т.д. За неимением теперь достаточного числа отдельных комнат для буйных приходится по неволе прибегать к нежеланной смирительной рубашке…Положение этого отделения таково, что мы вынуждены были указать, что снимаем с себя ответственность за спокойствие этого отделения, и хотя переписка энергично ведётся местной администрациею, но трудно предвидеть когда она приведёт к положительному результату, а пока сила обстоятельств заставляет с грустью смотреть на тех несчастных, которых неумолимая судьба забросила в это жалкое чтобы не сказать больше отделение…».

   Просвещённый и деятельный врач, М.М. Кенигсберг постепенно добивался некоторых усовершенствований: в 1882 году было открыто отдельное здание на 15 коек для душевнобольных мужчин в здании бывшей губернской типографии (сейчас 5 отделение ОКПБ №1), в одном дворе с главным корпусом, все помещения в этом корпусе были превращены в палаты, служащие были переселены в специально отстроенный дом. Однако, это ещё не означало организацию специализированной психиатрической помощи в современном её понимании. До 1902 года психиатра в городе не было, душевнобольных наблюдали М.М.Кенигсберг и К.Н.Архангельский, хотя, следует учитывать, что в то время специализация медиков была совсем не такой, как теперь – С.С.Корсаков тогда был ординатором нервной клиники, а немного раньше Гризингеру приходилось быть профессором и по внутренним и по нервным и по душевным болезням. Поэтому, при более строгом подходе, возраст оренбургской психиатрии следует исчислять с 1902 года. В этом году для психиатрического отделения был построен новый двухэтажный корпус (сейчас 1 и 2 отделения ОКПБ №1).

   Первым заведующим стал профессиональный врач-психиатр Иван Тихонович Касьянов (1862 – 1905). Он проработал в Оренбурге менее трёх лет, но успел заслужить глубокое уважение чутким отношением к психически больным. С И.Т.Касьянова начинается ряд наших достойных предшественников, хорошо знавших своё дело, активно боровшихся за его успех, ставивших перед собой прогрессивные задачи. И.Т.Касьянов родился в семье фельдшера из крестьян, окончил гимназию, а затем в 1899 году университет в Казани. Психиатрическую подготовку И.Т.Касьянов получил в Уфимской психиатрической больнице, где он сформировался как земский врач в лучшем смысле этого слова. Он работал там под руководством Н.И.Сокальского – одного из видных психиатров своего времени, доктора наук, автора известного исследования по прогрессивному параличу. Представления о воззрениях и деятельности И.Т.Касьянова можно составить на основании его доклада 25 февраля 1903 года «К вопросу о призрении и лечении душевнобольных в Оренбургской губернии» (Совещание врачей Оренбургской губернии. Первый съезд. Оренбург, 1903 год). Из этого доклада явствует материалистическое направление его взглядов. Он критикует точку зрения на психиатрию как на науку о болезненных проявлениях лишь в духовной жизни человека, без отношения их к телу, и утверждает, что с медицинской точки зрения предмет, на который должны быть направлены наши терапевтические стремления, составляет расстройства соматического субстрата нашей духовной жизни». И.Т.Касьянов с большой убедительностью показывает общественное значение психических болезней, их связь с такими социальными болезнями, как алкоголизм, сифилис. И.Т.Касьянов проработал в Оренбурге менее 3-х лет, в 1905 году он умер в возрасте 43 лет. За этот небольшой срок он успел многое сделать. Вскоре после приезда он уничтожил изолятор для острых и возбуждённых больных, установил постельный режим для всех вновь поступивших, старался в возможно широких размерах привлечь хроников к физическому труду, но, как он писал, для этого не было «необходимых приспособлений». Как сказано в некрологе в «Оренбургской газете» (№ 2297 от 28 апреля 1905 года) И.Т.Касьянов «принёс много света своим добрым, сердечным и человеческим отношением к этим несчастным больным…».

 

Юлий Вениаминович Португалов (1876 – 1932)

   После его смерти психиатрическое отделение возглавил Юлий Вениаминович Португалов (1876 – 1932), сын выдающегося деятеля земской медицины и санитарного дела, крупного публициста Вениамина Осиповича Португалова. Ю.В.Португалов был учёным-психиатром. Он вёл кафедру психиатрии медицинского факультета Самарского университета в двадцатых годах. Как психиатр Ю.В.Португалов начал воспитываться в Петербургской больнице Всех Скорбящих – колыбели русской психиатрии – в 1899 году, сразу же после окончания Казанского университета. Позже он работал в Одесской психиатрической больнице. Он отличался большой инициативой, энергией, широкими теоретическими интересами. За 4 года своей деятельности (1906 – 1910) он организовал психологическое и психопатологическое общество, которое активно работало, вело переписку с И.П.Павловым. Он выполнил несколько работ по психологии и психиатрии, помещённых в петербургских журналах «Вопросы психологии» (статья «О характере ассоциативных процессов при меланхолических формах», 1909 год, «Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии»). По ряду вопросов Ю.В.Португалов занимал правильные с современной точки зрения позиции (в частности в борьбе с механистическими воззрениями у тогдашних «рефлексологов», с их попытками заменить психологию рефлексологией). И.П.Павлов поддерживал его в защите самостоятельности психологии, как науки.

 
 
А.И.Мискинов

   В 1910 – 1919 гг. заведующим психиатрическим отделением был Александр Исаевич Мискинов (1874 – 1940). Он был рекомендован на эту должность московскими психиатрами - проф. Сербским и Терианом. Выпускник Московского университета, А.И.Мискинов поддерживал связь с В.П.Сербским будучи в Оренбурге. В.П.Сербский принял участие в совещании, где обсуждался доклад А.И.Мискинова о проекте организации психиатрической помощи населению Оренбургской губернии. Александр Исаевич Мискинов заведовал психиатрическим отделением и периодически исполнял должность главного врача всей губернской больницы с 1910 по 1919 год. В докладе на совещании с В.П.Сербским в августе 1916 года Мискинов сообщил: «Среднесуточное количество больных с 25 в 1902 году поднялось до 102 в 1915 году. В беспокойном отделении всё пространство для дневного пребывания больных сплошь к ночи заполняется матрацами, положенными на голый пол для больных, принужденных местами спать вповалку. Воздух положительно убийственный и, если прибавить к этому недостаток в кроватях и белье, то получается представление о состоянии отделения.». О диагностике и лечении психически больных в Оренбурге до революции можно судить по скорбным листам (историям болезни) тех лет, оставшихся в архиве больницы. Они представляют из себя довольно подробные опросники, затрагивающие все системы организма и предлагающие составить даже генеалогическое дерево пациента. Основой для заполнения скорбных листов послужил т.н. статистический листок клиники душевных и нервных болезней профессора В.М.Бехтерева Императорской Военно-Медицинской Академии. Диагнозы были в подавляющем большинстве синдромологические, типа: аменция, меланхолия, ступор, острая и хроническая паранойя, вторичное слабоумие. В ряде случаев диагноз учитывал только течение заболевания, например, констатировался периодический психоз. В то же время встречались случаи алкоголизма, позже появились единичные случаи наркомании. Встречаются интересные документы, в частности т.н. «дознание об образе жизни» психически больного, которое производилось полицейскими органами по опроснику, явно составленному врачом. Только в предреволюционные годы можно говорить о тенденции к нозологическому диагнозу в современном смысле. Появились случаи раннего слабоумия и маниакально-депрессивного психоза. С 1919 года А.И.Мискинов заведовал лечебным отделом Народного Комиссариата здравоохранения РСФСР. И на этой работе он продолжал уделять внимание оренбургской психиатрии. На Всекиргизском съезде здравоотделов в октябре 1923 года И.С.Розенберг, делавший доклад о психиатрической помощи в Киргизском крае, центром которого был Оренбург, представил план, как он сказал, «…предлагаемый заведующим лечотделом НКЗ т. Мискиновым, специалистом-психиатром, хорошо знакомым с условиями нашего края…" («Труды съезда»). Проработав около 10 лет в Наркомздраве, А.И.Мискинов занял должность главного врача большого психиатрического санатория «Сокольники» в Москве.

 
В.П.Зайцев

   Первая мировая война и первые годы Октябрьской революции привели в полное расстройство и без того недостаточную сеть лечебных учреждений Оренбуржья. Известно, что в эти сложные годы большую роль в здравоохранении Оренбуржья сыграл В.П.Зайцев (1888–1949)–уроженец Оренбурга, выпускник медицинского факультета Варшавского университета 1913 года, ученик профессора И.Ф. Пожарского, первый заслуженный врач РСФСР в Оренбурге, человек широких интересов, разносторонний клиницист, патологоанатом. В.П.Зайцев имел солидную психиатрическую подготовку, совершенствовался у В.П.Гиляровского, который в то время, наряду с клинической психиатрией, занимался патологической анатомией психозов. С 1914 года он начал работать в Губернской больнице, участвовал в первой мировой войне, а после демобилизации в 1918 году продолжил работу ординатором психиатрического отделения больницы. В последующем В.П.Зайцев занимался не только психиатрией, но и нервными болезнями и патологической анатомией – был прозектором всей областной (бывшей Губернской) больницы. Как и многие врачи того времени он лечил самые разные болезни. Разносторонний опыт, а более всего высокий ум, сделали В.П.Зайцева авторитетом для врачей всего города. Он относился к тем прозекторам, которых вызывают на консилиумы для помощи в диагностике заболевания у живых пациентов. Что же касается умерших, то прочитав историю болезни ещё до секции, В.П.Зайцев, на удивление врачей, лечивших больного, нередко ставил свой, более правильный диагноз, предсказывая те изменения, которые он найдёт при вскрытии. В 1918 году он ввёл в практику реакцию Вассермана. С мая 1919 года Оренбургский ревком назначил его старшим врачом Губернской больницы. Это было очень трудное время в работе больницы – период восстановления народного хозяйства, разрушенного мировой и гражданской войнами. К этому следует добавить страшную засуху, поразившую Поволжье и Южный Урал в 1921 г. Достаточно сказать, что смертность в психиатрическом отделении в том году достигла 38%. Несмотря на перегруженность обязанностями старшего врача, В.П.Зайцев продолжал работать психиатром. В 1927 – 1930 гг. он организовал детскую психоневрологическую школу-санаторий, психоневрологический диспансер. В связи с заболеванием туберкулёзом, В.П.Зайцев в 1934 году был вынужден оставить должность главного врача, следующий период его деятельности был связан с патологоанатомической службой, однако до последних дней своей жизни он не прекращал лечебную работу в качестве консультанта по психиатрии в стационарах и амбулаториях города. В этот период вместе с ним работали врачи-психиатры А.А.Соколова, заслуженный врач РСФСР Абрам Семёнович Хаютин, Н.П.Правдухин (в последующем первый главный врач отдельной психбольницы).


Николай Павлович Правдухин (1888-1965)

   Николай Павлович Правдухин (1888-1965) начал заведовать психиатрическим отделением с конца 20-х годов и в течение тридцати лет оставался ведущим психиатром в Оренбурге. Он приехал в больницу в 1925 году по приглашению В.П.Зайцева – своего товарища по Варшавскому университету. Н.П.Правдухин – старший брат известного советского критика и писателя Валериана Правдухина. Вообще, Валериан обнаруживал большой интерес к деятельности брата. В 1935 году в одной из московских газет было опубликовано большое открытое письмо Валериана Правдухина к Николаю, где высказывалось отношение писателя к концепции нервной трофики А.Д.Сперанского и оценивалось общее значение учения о нервизме. Это письмо отражало влияние, которое оказывал Николай Правдухин на брата. Всю жизнь он был искренним и горячим сторонником учения И.П.Павлова. Н.П.Правдухин отличался сочетанием интеллигентности и народности. Он, как никто другой, мог входить в контакт с больными, с полуслова понимая их трудности и переживания, вызывать их на откровенность. Он с большим успехом применял психотерапию, особенно гипноз, которым занимался очень много. Кроме того с ним связано развитие и совершенствование такого важного раздела психиатрической службы, как судебно-психиатрическая экспертиза. Количество больных в психиатрическом отделении непрерывно росло. По существу оно выполняло функции самостоятельной психиатрической больницы. Некоторое время в конце тридцатых годов довольно серьёзно обсуждалось предложение сделать всю бывшую Губернскую больницу психиатрической, но дело ограничилось тем, что она стала называться «терапевтическая и психиатрическая». Положение психиатрической службы того периода красноречиво характеризует объяснительные записки к годовым отчётам по работе больницы за 1935-36 год.

   «Во вновь образовавшейся Оренбургской области с 1.5 миллион. населением для стационарной психпомощи имеется лишь одна психиатрическая больница в Оренбурге. Психбольница включена в одну общую адм.-хозяйственную единицу с терапевтической больницей и существует как Терапевтич. – Психиатрич. б-ца (с 1936г.) на 325 коек: 145 психиатр., 3 – нервных и 150 терапевтических. До отделения Оренбургской области от Средне – Волжского Края часть душевно-больных (хроники) переводились в Ульяновск, Куйбышев – и Оренбургская больница функционировала, как б-ца для острых больных и испытуемых (ВТЭК, военно-испытуемые, судебно-следств. и др.). Теперь на неоднократн. ходатайства Облздрава, предНКЗдр. о предоставлении мест в психколониях Ср-Волжск. Края – неизменно получается отказ. Положение создаётся крайне тяжёлое. Область фактически без к-либо психиатрическ. помощи. Облздрав упорно отказывается принять на себя заботу о единственной психиатрической больнице, мотивируя свой отказ тем, что «это не больница, а лишь отдел городской б-цы». Вся психиатрия таким образом передана на попечение города, между тем половина больных поступающих в псих. б-цу – больные из районов, город же загружает своими больными вторую половину коек включая и испытуемых. О количественной стороне психпомощи красноречивее всего говорят цифры : одна койка приходится на 10 тысяч населения. Такой низкий показатель уже сам по себе предопределяет и качественную сторону. Единственная в области психбольница (в Оренбурге) расположена в центре города, занимает каменное, двухэтажное здание с централь. отоплением. Здание выстроено специально для психиатрической б-цы 35 лет тому назад и рассчитано всего на 45 человек. Никаких физустановок в психбольнице нет, кроме ванн и душей. Вследствие переполнения против первоначального расчёта, грубо нарушаются элементарные требования. В беспокойных отделениях только половина больных имеют койки (негде ставить), спят по двое, на полу в повалку на брошенных на ночь тюфяках, между остальными постоянная война за место. В отделениях постоянный шум, не редки столкновения. Из-за недостатка помещения нет возможности группировать больных по состоянию их здоровья. При таком переполнении не может быть и речи о правильном содержании и лечении душевно больных. Работа медперсонала протекает при крайне напряжённой обстановке…Число работающих одновременно душевно больных колеблется от 20 до 25 человек. Женщины заняты пошивкой, починкой белья, вязаньем, работой в прачечной, мужчины – работой по двору, пилкой дров, летом – работой в больничн. садике, иногда, в зависимости от наличия специалистов – больные работают в слесарно-плотницкой. Больничн. двор стеснён. Летом больные беспокойных отделений «гуляют» в небольших закутках ограждённых высоким забором. К забору непосредственно примыкает городская улица, что, естественно создаёт большие неудобства. С 1924 года больница обзавелась небольшим прибольничным хозяйством, но на огородных участках находящихся в 15 километрах от города (Платовка Сакмарского р-на), к тому-же заливных, возводить какие-либо постройки нельзя. Часть больных 8-10 человек в летнее время работает на огородах, где и живут в землянках – шалашах. Ввиду ограниченного штата и др. особенностей в больнице более или менее устойчивого штата работающ. больных не создаётся…»

   «…В среднем ежедневно находилось 170 больных, при 145 шт. коек, в помещении, выстроенном на 45 больных…Отсюда постоянные нападения больных друг на друга (332), и на персонал (257), побеги (43), попытки к побегам (97). Отсюда недопустимые с врачебно-лечеб. точки зрения «мероприятия», как влажные (70) и даже «сухие обёртывания» (69). С половины 1936 года сделана попытка ( и приступлено) к организации психколонии упрощённого типа ( сейчас Старица ). Цель колонии – разгрузить больницу от хроников…».

   «Психколония» была организована Н.П.Правдухиным, бывшим в должности ещё заведующего психиатрическим отделением, на месте лагеря кавалерийского полка, в 13 км. вниз по Уралу, где оставались сараи и конюшни. Первые 3-4 года своего существования психколония служила убежищем для беспомощных и бесперспективных больных, неопрятных хроников, «оседавших» в городском отделении. Здесь больные занимались сельхозработами, заготовкой леса, но только в летний период, т.к. условия для жизни были минимальны, не было возможности оказывать даже общемедицинскую помощь, отсутствовали элементарные санитарно-гигиенические условия.

   1937 год не изменил положения вещей : «…Система отодвигания психиатрической помощи « в последнюю очередь…». За три слишком года Облздрав и Облисполком ни разу не заслушал доклада о психпомощи, несмотря на десятки докладных записок главврача б-ницы и областные организации не отпустили на психпомощь ни копейки…Развитие и расширение психпомощи в области тормозится в первую очередь из-за отсутствия жилфонда…Псих. больница находится на одном дворе с терапевтической б-цей и хоз-административн. аппарат у них общий. (Терап. псих. б-ца)…Орск с его новостройками использовал только 12% всех псих-коек. Принимая во внимание возрастающее значение Орских Новостроек необходимо поставить вопрос организации в Орске нервно-психиатрической помощи…».

   В 1938 году психиатрическое отделение имело уже 200 штатных коек на прежней площади и количество психически больных продолжало расти. За лето этого года в психколонии была построена кухня-столовая и два 2-х квартирных дома для персонала (все постройки саманные) Этот важный шаг в благоустройстве и расширении «колонии» позволил разгружать основной психиатрический корпус и на зимнее время. В этот год за городом находилось до 50 больных: 30 были заняты на сельхозработах, 10 - благоустройством больничного двора, на будущий год планировалось построить саманный дом на 30 коек для женского контингента психбольных-хроников. Из объяснительной записки к годовому отчёту за 1938 год главврача Чкаловской областной психбольницы (формально, по-прежнему отделения ) Н.П.Правдухина :

   «…Работа персонала протекает в крайне тяжёлых условиях. Больные беспокойных отделений не имеют коек (1 койка на 3 больных), по ночам спят на полу: койки негде ставить. Как высшее проявление неблагополучия – это два случая самоубийства за год…Необходимость для области строительства психбольницы (психколонии) – очевидна, это вытекает из потребности области в психиатрической помощи…Необходимо иметь в виду Орск, где уже имеются громадные стройки…Там, фактически, нет нервно-психиатрической помощи и душевно-больных везут в Чкалов за 300 километров…»

   Психиатрическое отделение было преобразовано в самостоятельную больницу в 1940 году, возглавил её Н.П.Правдухин. В феврале 1941 года после его доклада, Исполком Кагановичского района Совета депутатов трудящихся решил расширить «психколонию» на 80 коек путём постройки дома и перевода в него из больницы больных-хроников. Великая Отечественная война внесла свои поправки. Многие сотрудники больницы были мобилизованы, ещё более ухудшилось снабжение психиатрии, в связи с войной в психбольницу начали поступать на экспертизу и лечение больные и контуженные бойцы, как с фронта, так и из гарнизонов округа. За первый год через психбольницу прошло 250 бойцов. Однако в 1942 году оренбургская психиатрия получила дополнительную помощь. В Оренбург был эвакуирован Харьковский медицинский институт, кафедру психиатрии которого возглавлял один из крупнейших советских психиатров В.П.Протопопов (1880 – 1957). Работа В.П.Протопопова и его сотрудников А.С.Познанского, Э.М.Бонгард, М.Б.Цукер способствовала повышению деловой квалификации практических врачей-психиатров, улучшению диагностики и лечения больных. В послевоенные годы из-за ещё большего переполнения в больнице сложилась крайне тяжёлая обстановка, однако служба в целом динамично развивалась и находила пути к её преодолению. В одном из последних своих писем министру здравоохранения РСФСР в 1950 г. Н.П.Правдухин писал :

   «…Чкаловская психоневрологическая больница имеет в своём составе психиатрическую колонию на 110 коек. Колония, по-существу, является внегородским отделением больницы, расположена в 20 километрах от больницы. Обмен больными между больницей и колонией постоянный и это обстоятельство несколько смягчает остроту существующего переполнения больницы. Колония существует 15-й год и за всё время существования больные доставляются в колонию и обратно на конном транспорте. Посещение колонии врачами больницы и лично мной (еженедельно) идёт таким-же путём. В 1950 году в Больничное объединение вошёл и психоневрологический диспансер…».


Александра Семёновна Астахова (1913 – 1962)

   В заведование больницей в конце 1954 года вступила Александра Семёновна Астахова (1913 – 1962). За 10 лет её деятельности коллектив больницы проделал большую работу по расширению активной терапии больных, значительно улучшились результаты лечения с введением в практику психофармакологических средств. Человек прямой и принципиальный А.С.Астахова служила делу подвижнически. Благодаря её стараниям в 1961 году на территории загородного отделения начали функционировать 5 вновь выстроенных двухэтажных лечебных корпусов. Вскоре по количеству больных загородное отделение стало превосходить городской стационар.


Аркадий Борисович Чёмный

   На посту главного врача больницы в 1962 году её сменил Аркадий Борисович Чёмный (в настоящее время заслуженный врач РФ, главный судебно-психиатрический эксперт области, к.м.н). При нём продолжалось капитальное строительство и расширение психиатрической службы, наряду с традиционными в то время методами лечения (инсулин, хлоралгидрат, амитал натрия, камфора, коразол, влажные обёртывания), начали внедряться первые нейролептики. В «психколонии» открыто специализированное психотуберкулёзное отделение, в 1969 году сдан двухэтажный корпус для женского контингента. Юридическую самостоятельность бывшее загородное отделение приобрело в качестве Оренбургской областной психиатрической больницы №2 в сентябре 1970 года.


Владимир Георгиевич Будза

   Первым главным врачом назначен Владимир Георгиевич Будза (в настоящее время доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой психиатрии ОГМА, заслуженный врач РФ) который занимал этот пост до 1973 года. За этот период сдан ещё один двухэтажный корпус. Количество психически больных продолжало расти, в начале 70-х годов их численность в ОПБ №2 доходила до 1700 на 1380 коек. Большую часть составляли неопрятные, трудные в уходе больные с хроническими психозами и выраженными изменениями личности.


Валентина Петровна Сировская

   С 1973 года на должность главного врача Оренбургской областной психиатрической больницы №2 назначена Валентина Петровна Сировская (в настоящее время заслуженный врач РФ). В первые годы её деятельности построены баклаборатория, автоклавная, административный корпус, организовано физиотерапевтическое отделение, больница начала приобретать функциональную самостоятельность. Значительным положительным сдвигом в развитии психиатрической службы Оренбургской области стало открытие типовой Орской психиатрической больницы (п. Круторожино), что позволило значительно разгрузить оба стационара (ОПБ №2 и ОКПБ №1). Из ОПБ №2 за 1976 год было переведено в Круторожино до 500 больных – жителей восточных районов области, нагрузку по острым больным этих районов также взяла на себя ОПБ №3 ( главным врачом в настоящее время работает Пётр Самуилович Левитин). Снижение скученности позволило улучшить санитарно-гигиенические условия, больше внимания уделять клинико-диагностическим вопросам. В этом значительную роль сыграла тесная связь стационара ОПБ №2 с кафедрой Оренбургского государственного медицинского института (сейчас – академия). Регулярные консультации руководителей кафедры Рахальского Ю.Е., Григорьевских В.С., Будза В.Г. повышали профессиональный уровень врачей больницы, способствовали научному подходу в лечении и реабилитации психически больных. Продолжали активно применяться различные формы трудотерапии, в 1988 году открыто типовое здание лечебно-трудовых мастерских (ЛТМ) на 150 мест, кроме того в больнице функционирует большое подсобное хозяйство. В 1989 году за счёт перепрофилирования в ОПБ №2 открыто два специализированных отделения – отделение пограничной психической патологии (т.н. отделение неврозов) и отделение принудительного лечения со специализированным режимом наблюдения со стражной стационарной судебно-психиатрической экспертизой. Последние 10 лет продолжается активное строительство больницы, площадь на одного больного с 1,3 кв.м. в 70-х годах выросла до 5,2 кв.м. в настоящее время. Проведено строительство бытовых пристроев к основным корпусам, выстроены крупные лечебные модули для мужских отделений, отделения принудительного лечения, психотуберкулёзного отделения. Сдана в эксплуатацию газовая котельная, что позволило радикально решить вопрос теплоснабжения больницы. Открыт новый приёмный покой с поликлиническим модулем, прачечная промышленной мощности, капитально отремонтирован пищеблок. В структуре больницы действует большой автопарк, сотрудники на работу и с работы доставляются пятью автобусами, маршруты которых разработаны с наибольшим удобством для персонала и врачей. В 2000 году сдан в эксплуатацию новый двухэтажный лечебный корпус для женского контингента на 130 коек, больница подключена к очистным сооружениям. В настоящее время в больнице функционирует восемь лечебных корпусов общей мощностью 850 коек. Развивается оснащение диагностической и компьютерной техникой, современные компьютеры имеются в каждом отделении. В стационаре работает внутренняя сеть с доступом в Интернет, которая упрощает и ускоряет документооборот, практически полностью компьютеризированы отделения, бухгалтерская, статистическая, кадровая деятельность, постоянно пополняется электронный архив больницы и базы данных. Организованы психологическая и психотерапевтическая лаборатория, установлены связи с Мюнхенской клиникой динамической психиатрии Г.Аммона, состоялся обмен визитами сотрудников, результатом чего стало открытие в мае 2001 года отделения динамической психиатрии и реабилитации психически больных на 25 коек. Сотрудники больницы принимали участие в 13 всемирном конгрессе динамической психиатрии в 2001 году в Мюнхене, неоднократно выступали с докладами на российских конференциях, имеют ряд печатных работ в специализированных центральных изданиях. Больница тесно сотрудничает со СМИ в деле просвещения населения. В 2003 году претерпело значительную модернизацию и расширение до 25 коек отделение судебно-психиатрической экспертизы, на его открытии присутствовал старший научный сотрудник ГНЦ им. В.П.Сербского Г.Е.Введенский. С марта 2003 года ОПБ №2 присвоен статус клинической.


Сергей Михайлович Бабин

В 2004 году в структуре ООКПБ№2 был открыт Оренбургский Областной психотерапевтический центр (ООПЦ).Это событие произошло благодаря инициативе главного организатора психотерапевтической службы Оренбургской области С.М. Бабина, д.м.н., вице-президента Российской Психотерапевтической Ассоциации, возглавлявшего центр с ноября 2004г. по август 2012г.

  Поддержка руководства ООКПБ№2 –главного врача В.П. Сировской, позволила расположить ООПЦ в историческом центре города и привлечь в штат ведущих специалистов-психотерапевтов, известных как в области, так и во всем профессиональном сообществе. Центр стал головным учреждением психотерапевтической службы Оренбуржья. Была развернута полноценная работа  по всем направлениям психотерапии и психореабилитации с опорой на законодательную базу и гуманистические принципы в терапии душевных болезней. Психотерапия стала доступна людям с разными уровнями расстройств, в особенности больным хроническими психическими заболеваниями.                                       

    Профессор С.М. Бабин с сентября 2012г возглавляет кафедру психотерапии и сексологии СЗГМУ в Санкт-Петербурге.


Лев Михайлович Портнов

   В марте 2009 года главным врачом больницы назначен Л.М.Портнов.

 

Игорь Игоревич Чехонадский

   В сентябре 2012 года приказом Министерства здравоохранения Оренбургской области главным врачом назначен Игорь Игоревич Чехонадский.

 

Татьяна Владимировна Шувалова

  С сентября 2012г. по настоящее время центром руководит Т.В. Шувалова – Главный внештатный психотерапевт МЗ Оренбургской области, супервизор РПА. 

В ООПЦ сохраняются все традиции и основные принципы развития службы, а также открываются и совершенствуются новые направления  и формы работы.